Смертельные домашние роды — суд над Центром Родительской культуры Колыбелька

В таком вопросе как деторождение, как и во многих прочих, каждый ищет свою истину. Большинство соотечественников доверяет свое здоровье и жизнь ребенка персоналу государственных женских консультаций и роддомов, другие — в силу ли страха перед белыми халатами, страшилками о том как «акушерка младенца уронила» или «рожала, а никто не подошел», в силу ли энтузиазма «а у нас будет не как у всех, а гораздо лучше», в поисках естественности и альтернатив прибегает к помощи коммерческих клиник (впрочем, это в основном те же врачи что в ЖК и роддомах, только за отдельные деньги.
Но особое внимание стоит уделить центрам подготовки к родам, куда стремятся «продвинутые» молодые родители, чтобы подготовиться к родам, провести время беременности с максимальной пользой, получить знания о беременности и уходе за ребенком. Нельзя умалять роль этих центров в роли беременной женщины — это необходимая информация, общение с кругом по интересам, часто физическая составляющая адаптированная под беременность. Центры также помогают осознать себя мужьям в роли отцов. В общем в идеале это снижение тревожности беременной и реальная информационная поддержка молодой семьи — обзоры роддомов и прочее. Не смотря на то, что это удовольствие недешево — центры пользуются популярностью. Обратная сторона медали, что зачастую в этих центрах навязывается нетрадиционный подход к ведению родов, определенные аспекты ухода за ребенком, в силу увлеченности руководителей идеей, амбициозности или тривиальной невежественности, кроме того — это тоже БИЗНЕС и всякая услуга хорошо оплачиваема.
Бывает, что вдохновленные радужно идиллическими рассказами о домашних родах — легко убеждаемые в силу своего положения женщины загораются рожать с акушерками центра непременно дома. И вот тут срабатывает эффект — прошли роды хорошо и новоиспеченная мамочка становится адептом течения и пытается вовлечь в чудо истинного рождения и других. Но что мы знаем о тех, у кого что-то пошло не так? О тех, кого возможно могли бы спасти врачи, будучи они в роддоме? Эти случаи естественно не афишируются, а замалчиваются руководством, при просачивании списываются на происки завистливых злопыхателей.
А кто домашние акушерки? Имеют ли они достаточный опыт и образование? Зачастую нет, как впрочем и не несут ответственности.
В Петербурге слушается дело по поводу известного Центра Родительской культуры Колыбелька по поводу НЕОДНОКРАТНОЙ ГИБЕЛИ младенцев.

Укачать до смерти

Как минимум шесть молодых петербурженок так и не увидели своих долгожданных детей – малыши умерли или в процессе родов, или сразу после них. Объединяет этих женщин одно: они все пытались обрести радость материнства в так называемом Центре родительской культуры «Колыбелька», организаторы и хозяева которого – супруги Ермаковы – сейчас находятся под судом в качестве обвиняемых по частям 1 и 2 ст. 235 УК (незаконное занятие частной медицинской практикой, повлекшей по неосторожности смерть человека). Однако, похоже, целый год судебных заседаний прошел даром: адвокаты обвиняемых Ермаковых добились переноса дела в суд другого района. Это означает, что все начнется заново. Тем временем, в октябре 2008 года скончался еще один новорожденный, в гибели которого, по мнению прокуратуры, прослеживается след той же «Колыбельки».

Ермаковы: «Да мы просто мимо проходили»

Первой о своей личной трагедии рассказала петербурженка Ольга Васильева. На ее домашних родах присутствовали сами Ермаковы. Ольга пыталась родить 8 часов… В конце концов, как говорит Ольга, «Ермакова просто выдернула ребенка» – но он, к сожалению, был уже мертв. Впоследствии врачи установили, что малыша можно было спасти, если бы роженице вовремя сделали кесарево сечение. Однако, как рассказывает Ольга, Ермаковы сделали все возможное, чтобы отмести факт своего участия в «неудачных» родах. Едва не дошло до того, что саму Ольгу пытались обвинить в убийстве собственного ребенка. Однако не вышло: Ольга обратилась в прокуратуру, было возбуждено уголовное дело. Первое на тот момент.

Затем страшная статистика начала пополняться: одна смерть, вторая, шестая… Это, заметьте, речь идет только о тех случаях, когда несчастные родители не побоялись рассказать о собственных трагедиях, обратились в прокуратуру, пошли на контакт с журналистами. Предполагается, что на самом деле подобных трагедий в процессе таких домашних самодеятельных родов гораздо больше.

Причина почти всех смертей или глубокой инвалидности (в тех случаях, когда малышам все-таки удавалось выжить) – гипоксия или асфиксия, то есть удушье. Большинство послеродовых осложнений у рожениц – сепсис. Дети попросту задыхались в процессе родов или предродовой деятельности, поскольку помощи извне не было.

На официальном сайте «Колыбельки» обозначен девиз центра: «Беременность в удовольствие, рождение без насилия, взаимопонимание с ребенком с зачатия – это реально». Основная цель деятельности формулируется как помощь родителям «выносить своего ребеночка в радости, подготовиться к гармоничным естественным родам… помочь семьям реализовать свою неотъемлемую, врожденную способность – рожать детей естественным образом».

Здесь ключевые слова: естественные роды, рождение без насилия. То есть, предполагается, дома в воду и без любого оперативного вмешательства, даже когда уже, простите, «край». Все идет хорошо – ну и ладно. А если какие-то сложности (слабая родовая деятельность, неправильное предлежание плода, узкий таз, обвитие пуповиной и пр.) – значит, судьба такая: что умерло – то умерло. Новых нарожаем.

После возбуждения летом 2006 года по заявлениям нескольких потерпевших уголовного дела Ермаковы стали вообще категорически отрицать свое непосредственное участие в процессе родовспоможения. Вот отрывки из записи интервью, которое удалось сделать корреспонденту «Петербургского Часа пик» с Алексеем Ермаковым ровно год назад, в ноябре прошлого года.

Вопрос корреспондента: «На вашем собственном сайте черным по белому написано, что «Колыбелька» началась с того момента, когда Елена «впервые приняла домашние роды». Так, значит, роды вы все-таки принимали?

Ответ Ермакова: «Между принятием родов и психологической помощью при них существует принципиальная разница. Но, да, надо на сайте поменять формулировку… Мы, повторяю, медицинских услуг не оказываем. Наша деятельность – это сопровождение человека в естественном физиологическом процессе».

Как они «сопровождали», рассказывает еще одна потерпевшая Екатерина Лимановская-Сахарова: «Не собиралась я рожать дома. Нашла хороший роддом, договорилась с акушеркой. Но случилось так, что она оказалась в отпуске, а у меня срок подошел. Позвонила Ермаковой. Она говорит: «Приезжай, будешь рожать у меня. На третий день воды стали отходить. Ермакова меня убеждала: воды обновляются, а с ребеночком все в порядке. На четвертые сутки я уже сама понимала — рожаю. Ермакова дала мне таблетку, чтобы остановить схватки. Потом за ночь трижды колола баралгин, чтобы я спала.

Последний день у Ермаковых помню как в тумане. Помню, что я предложила: «Давай я в роддом поеду!» Лена запричитала: «Ты не волнуйся, если даже понадобится реанимация — мы все умеем». Слово «реанимация» меня, помню, сильно резануло. В роддом меня отвезли, когда уже было поздно. Ребенок, оказывается, был мертв уже несколько дней, а у меня начался сепсис».

Как показала экспертиза, ребенок умер в те дни, когда над ним причитала Ермакова — вместо того чтобы отправить Катю в стационар. Врачи в больнице чудом спасли Кате жизнь и, главное — возможность иметь детей. Только рожать их она будет точно не в «Колыбельке».

Новая профессия: акушер-технолог

Поразительно, но готовили женщин к родам в «Колыбельке» кто угодно, только не врачи, тем более не акушеры-гинекологи и не педиатры с законченным высшим специальным образованием. Елена Ермакова, вроде бы, все-таки получила диплом о высшем медобразовании, но, по нашим предположениям, произошло это гораздо позже первых принятых Ермаковой домашних родов. До этого она лишь поучилась в педагогическом институте, акушерском училище и частном учреждении – малоизвестном Терапевтическом институте. Алексей Ермаков закончил Политех, образование других преподавателей «Колыбельки» тоже сугубо техническое.

Впрочем, отсутствие профессиональных знаний и навыков вовсе не мешало этим людям зарабатывать деньги на оказании «информационных услуг, связанных с беременностью и родами». И в этом направлении работа была поставлена как раз профессионально: деньги шли через кассу и соответствующим образом оформлялись только за курсы лекций или гимнастики. Деньги за роды (от 25 тысяч рублей) принимались из рук в руки, без выдачи квитанций, чеков и каких-либо расписок. Именно поэтому первое время было очень трудно доказать факт участия Ермаковых в родах «учениц».

Однако после заявлений потерпевших факт участия в родах опровергнуть было уже невозможно. Тогда доморощенные акушеры придумали новую версию: то, что они делали – это всего лишь безобидное хобби, но никак не медицинская деятельность. На вопрос прокурора на одном из судебных заседаний, зачем он присутствовал при родах совершенно посторонних женщин, укладывал их в ванны и занимался другими сугубо интимными делами, Ермаков ответил, что он с уважением относится к хобби своей супруги и поэтому старается всячески ей помогать – например, создавать атмосферу спокойствия своим присутствием. А насчет внутривлагалищных манипуляций – так это он просто массаж делал. А массаж — это не медицинская деятельность.

Кстати, это сейчас Ермаковы, говоря на сленге, «пошли в глухой отказ» и все смерти новорожденных сваливают на кого и на что угодно. Год назад Алексей Ермаков был более разговорчив. Особенно если речь шла об их главном конкуренте – официальной медицине. Вот еще один отрывок из того же интервью с корреспондентом «ПЧП»: «Вас не смущает, что сопровождают рожениц люди, не имеющие высшего специального медицинского образования? Ответ Ермакова: «А как вы думаете, кто принимает роды в роддоме? Те же акушеры! И вообще: где и как рожать – это осознанный выбор взрослых людей. Мы давно и успешно занимаемся решением демографической проблемы. И почему-то наша деятельность вызывает у некоторых раздражение».

Против лома нет приема

На заседание суда, состоявшееся вчера, 6 ноября, у потерпевших были большие надежды. Предполагалось, что годичным хождениям по судебным мукам близится конец. Однако оказалось – все заново. Адвокаты Ермаковых потребовали перенести слушания по делу в суд другого – Приморского – района, поскольку там произошло наибольшее количество эпизодов. Потерпевшие категорически возражали, справедливо называя это издевательством: очевидно, что слушания в новом суде с новыми прокурорами и судьей фактически вернут процесс к самому началу. Допросы, свидетели, эксперты – все заново. А это не только нервы (некоторые потерпевшие падали в обморок прямо в суде, вспоминая «счастливые» моменты родов), деньги, но и время, причем в самом прямом смысле – по делам некоторых потерпевших могут закончиться сроки давности, и Ермаковы смогут избежать наказания.

Процесс преподнес еще один страшный сюрприз: государственный обвинитель Артем Лебедев попросил суд изменить меру пресечения Ермакову с подписки о невыезде на заключение под стражу, поскольку выяснилось, что прокуратурой Адмиралтейского района 5 ноября 2008 года против Ермаковых возбуждено новое уголовное дело. Выяснилось, что Ермаковы, будучи под судом, продолжают оказывать свои «информационные» услуги, в результате которых в октябре погиб еще один новорожденный.

Новое уголовное дело оказалось сюрпризом и для Ермаковых. Они, буквально, скукожились на скамейке, прятались от журналистов и отказывались от комментариев. Корреспондент «Росбалта» попробовал получить от Ермакова ответ на конкретный вопрос, участвовал ли он все-таки в процессе родовспоможения или нет и как можно объяснить тот факт, что их деятельность несмотря ни на что продолжается и по сей день. На что Ермаков отделался привычным словоблудием: «Идет подмена понятий. Участвовал или нет – это как понимать…» А потом вообще отказался от комментариев, сказав, что сейчас у него «не то состояние». Адвокаты обвиняемых придерживались той же позиции: читайте материалы дела, там все написано.

Для принятия решения суду понадобилось более полутора часов. Однако судья Елена Зиганьшина посчитала нужным отправить дело в суд Приморского района, а Ермакова оставить на свободе. Это значит, что дело «Колыбельки» будет жить и процветать, ведь женщины все равно рожают.

Марина Бойцова
Документ: РосБалт
Дата: 2008-11-07 19:52:00+03

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *